Этгар Керет

Этгар Керет родился в 1967 году в Тель-Авиве. Его основной жанр – короткие рассказы. Первый сборник («Трубы») вышел в 1992 году, второй – «Моя тоска по Киссинджеру» – в 1994-м. В 1998 году появилась книга «Кайтана Кнеллера», содержащая несколько рассказов и повесть. Все книги становились бестселлерами. Керет также работал на телевидении, читает лекции на факультете киноискусства Тель-Авивского университета, ведет юмористическую колонку в тель-авивской газете и является автором комиксов, в том числе для детей, и сценариев к нескольким фильмам. Фильм Skin Deep получил израильский «Оскар» и призы на нескольких международных кинофестивалях. По новеллам Керета было снято более 40 коротких фильмов. Последний сборник - "Вот он я" вышел в переводе на русский язык ("Азъесмь", ЭКСМО, 2004).

«Благожелательные рецензии, переводы на иностранные языки, признание – все это очень мило и приятно, – сказал Керет в беседе с другим израильским писателем, Йорамом Канюком, опубликованной в журнале Modern Hebrew Literature, – но единственная причина, по которой я впервые решился показать другим то, что я пишу, – желание, чтобы люди полюбили и поняли меня, вот и всё..."

 

  • Этгар Керет. Любовь с первого виски

    Этгар Керет (перевод:  Ася Вайсман) 24 мая 2007

    Полицейские пытались запихнуть цыган в машину, и в процессе борьбы ручная обезьянка одного из музыкантов укусила главного полицейского. А мама вернулась домой дрожа от страха и рассказала своей соседке по квартире, что серийный убийца обманом выманил у нее адрес. На следующий день папа пришел ее навестить, трезвый и с букетом. Она его прогнала. Через неделю они пошли в кино, а через год уже были женаты.

  • Этгар Керет. Плач по моей сестре

    Этгар Керет 30 августа 2006

    Девятнадцать лет назад в маленьком зале бракосочетаний в Бней-Браке умерла моя старшая сестра. Теперь она живет в самом ортодоксальном районе Иерусалима.
    Лично у меня Бога нет. Когда мне хорошо, мне никто не нужен, а когда внутри открывается эта здоровая дыра, я чувствую, что бога, способного ее заполнить, все равно никогда не было и не будет.