Некод Зингер

Родился 9 августа 1960 г. в Новосибирске. С 1980 г. жил в Ленинграде, с 1985 г. – в Риге и с 1988 г. живет в Иерусалиме. Учился на театроведческом факультете Ленинградского Государственного института театра, музыки и кинематографии.

Художник, писатель, переводчик, литературный критик, редактор двуязычного литературного журнала «Двоеточие» (совместно с Г.-Д. Зингер; издается с 1995 г., с 2001 г. выходит как двуязычное межкультурное сетевое издание на русском языке и иврите. Участник более тридцати израильских и международных выставок. Автор пятичастного романа-мемуара «Билеты в кассе» (2006). В числе переводов – три романа: «Лето на улице Пророков», «Путешествие в Ур Халдейский» Д. Шахара и «С кем бы побегать» Д. Гроссмана, многочисленные рассказы и главы из книг израильских авторов. Автор «Манифеста неоэклектики» (1991 г., совместно с Г.-Д. Зингер) и ряда искусствоведческих эссе. Пишет и публикуется на русском языке и на иврите.

 

  • Не скупись! (Очерк сефардской кухни Cтарого ишува)

    Сегодня Некод Зингер 14 февраля 2007

    Некод Зингер
    ...Наши сефарды страсть как любят бараньи мошонки и особенно «ниньято» - бараний выкидыш. Сердце ниньято обладает чудесным свойством – устраняет преследующие человека страхи. И у меня есть доказательство: однажды ко мне пришла женщина и рассказала, что ее сынок, что ни ночь, просыпается в слезах, а как я дал ей сердце ниньято, так сразу словно ножом отрезало – все страхи у него прошли.

  • «Выпивайте и закусывайте, и пусть вас не волнует этих глупостей!»

    Некод Зингер

    Знаменитая формула наасе ве-нишма, «сперва сделаем, а уже потом поймем, чего от нас хотят», с точки зрения израильской ментальности вполне понятна. Такие близкие нам, в сущности, древние евреи, словно говорят: «Мы всё слушали, слушали, слушали! Сил больше нет! Всё это – слова Бога Живого, и никаких возражений быть не может – сделаем, как сказано. Но вникать во всё это сейчас мочи нет! Надо перекусить после такого потрясения. Впереди у наших мудрецов целые века на то, чтобы осознать всю глубину и сложность поставленных задач. А теперь... кажется, нам запретили варить козленка в молоке матери его? Ну так приготовьте быстренько что-нибудь кошерное!»

  • "Не вопрошай о Боге..."

    Некод Зингер

    Поэзия, как мы видим из нашей недельной главы, есть реакция на сверхъестественное, ворвавшееся в обычную жизнь.
    Сегодня на всяком поэтическом собрании мы только и слышим общепринятые рассуждения: поэзия – посланница мира, а музы, хоть и не молчат в разгаре брани, но заняты исключительно тем, что бранят драчунов. Далее, как правило, следуют вялые прозаически-жалобные тексты, полные мелких личных обид и лишь изредка прерываемые гневным, вокально-убедительным проклятием какого-нибудь арабского громовержца.

  • Шауарма бе-маца

    Некод Зингер

    Сколько всяких сортов мацы развелось - какой там «хлеб бедности»! Ее стали готовить замешанной на яйцах, меду, фруктовых соках и даже в шоколадной глазури. Но хлебным символом Израиля стала не маца, не субботняя хала – творение рук «а идише маме», а самая что ни на есть арабская пита.

  • "Вверх по лестнице, ведущей вниз"

    Некод Зингер

    Жить в Иерусалиме вообще значит – жить по вертикали. Изо дня в день иерусалимцы и гости Святого Града с ангельским терпением поднимаются и спускаются, спускаются и поднимаются по его улицам. Можно, пожалуй, и возмутиться, как одна пожилая дама, карабкавшаяся по бесконечным крутым ступеням из центра абсорбции в супермаркет и невзначай выдавшая на-гора парафраз праотца нашего Яакова: «Что за место такое ужасное, прости Господи!»

  • Еврейские деньги

    Некод Зингер

    Что нас ждет в ближайшем будущем? Кого потянем мы из потертого кошелька, из нагретого щедрым израильским солнцем кармана? Чьи дорогие черты будем любовно разглаживать прежде, чем вручить кассирше – гениев еврейской диаспоры или нового поколения местных премьеров?

  • Обезьяну, попугая – вот компания какая!

    Некод Зингер

    На мой взгляд, классический сионизм в первозданном духе его основоположников подсознательно движим идеей и духом Ноева Ковчега в большей степени, чем любым другим библейским сюжетом.

  • Эдвард Лир в Палестине

    Сегодня Некод Зингер 19 октября 2006

    Слава живописца так и не пришла к Лиру, зато подлинное бессмертие и мировую известность принесло ему то, что и он сам, и его ближайшее окружение считали не более чем милым чудачеством: полные непревзойденного абсурда стихи с рисунками для рано взрослеющих викторианских детей и перманентно впадающих в детство викторианских взрослых. Эдварда Лира можно по праву считать создателем литературы нонсенса как жанра, дивные семена которого столетиями зрели в богато унавоженной кельтским фольклором почве Британских островов.

  • Плод райского сада

    Сегодня Некод Зингер 10 октября 2006

    В самом разгаре еврейский праздник Суккот. Основной ритуальный плод, который придает этому празднику незабываемый вкус и аромат, - этрог. Некод Зингер написал об этом замечательном цитрусовом монументальный текст. Оказывается, этрог когда-то был не только предметом культа, но и панацеей от всех болезней. Оказывается, именно этрогом лакомилась Ева у известного дерева. Оказывается, этот плод вообще - не просто так.
    В общем, все, что вы не знали про этрог и потому стеснялись спросить.
    Читайте, празднуйте и наслаждайтесь ароматом.

  • Израильская кулинарная революция – новая кухня для нового народа

    Сегодня Некод Зингер 4 октября 2006

    На белоснежный стол явился салат из чищеных грейпфрутовых долек с миндалем и полосками отварного языка, а в лодочке-соуснице приплыла смесь, в коей различимы были растительные (ах, что за прелесть эта "кашрют"!) сливки, оливковое масло и горчица.