Мария Фадеева

Мария Фадеева, заместитель главного редактора журнала Made in Future.
Москвичка, внучка известного писателя и великой актрисы, но по стопам ни одного из них не пошла. В 2004 году окончила Московский архитектурный институт со степенью магистра, написав диссертацию об архитектурном декоре эпохи каталонского возрождения. Во время учебы на протяжении 4-х лет работала архитектором. С 2003 года начала писать об архитектуре и всем, что с ней связано. Сотрудничала с журналами «Табурет», «Проект Россия» и «Проект international», «Иллюминатор», «Современный дом», Building commercial. Работу в журнале Made in Future совмещает с написанием текстов в журналы ARX, «Архитектурный вестник», газету «Ведомости. Пятница» и на портал Archi.ru.
«По женской глупости считаю, что мир можно улучшить, а горожан заинтересовать архитектурой».

 

  • Еврейская архитектура и глобализм

    Мария Фадеева 24 февраля 2010

    В поисках еврейской архитектуры

  • Как быть в состоянии между

    Мария Фадеева 20 октября 2009

    Отличие подхода Зеева Друкмана от других израильских архитектурных школ, а также, как выяснилось, и от советско-постсоветской, в том, что Друкман во главу угла ставит человеческую личность. Он не так много внимания уделяет техническим аспектам профессии, но требует, чтобы в каждый объект был заложен философский смысл. Обнаружилось, что отключить архитекторов от оперирования только функцией и материалами довольно сложно.

  • Моше Сафди: "Кто ищет истину - обрящет красоту; кто ищет красоту - найдет тщету"

    Сегодня / Репортажи Мария Фадеева 8 июня 2009

    "Я международный архитектор, а мои корни — это мой культурный фон. Я израильтянин, и это даже важнее, чем то, что я еврей. Я бы сказал, что моя культура интернациональна, — именно поэтому на лекции я рассказывал о взаимодействии Востока и Запада". Корреспондент "Букника" встретилась с Моше Сафди, величайшим архитектором нашего времени, который пишет стихи.

  • Почувствуй народ в его музее

    Сегодня / Репортажи Мария Фадеева 26 октября 2008

    Любопытно, что авторы проектов почти не используют традиционной символики, такой с которой у любого человека в мире ассоциируется еврейская культура. Все это спрятано внутри; максимум, что появляется снаружи, - это звезда Давида в логотипе. Но вот характер интровертной культуры, народа, долго жившего в гетто, есть. От каменистости появляется ощущение, что архитекторы, не взирая на традиции того города, в котором они строят, всегда заражены идеей суровости и сдержанности. Так они идентифицируют еврейский народ в мире.
    Корреспондент Букника рассказывает о встрече с Даниэлем Либескиндом и еврейских музеях.