Давид Гарт

Филолог, критик.
Публикации в "Книжном обозрении", "Еженедельном журнале", "Новом очевидце", "Лехаиме", "Русском журнале" и др. изданиях.

 

  • Хабадская Алла Пугачева, или Ханука в Кремле

    Сегодня / Репортажи Давид Гарт 21 декабря 2009

    Аврагам Фрид – такая хабадская примадонна, то есть примадон, если не сказать приребецн, только гораздо лучше. И вот приезд Фрида на церемонию вручения премии «Человек года» по версии ФЕОР и подвиг меня посетить это событие, хотя два года назад уже решил, что не пойду туда, пока мне самому не преподнесут «Скрипача на крыше».

  • Я, жирная свинья, перед лицом своих товарищей…

    Сегодня / Нон-фикшн Давид Гарт 15 июня 2009

    Стыдно писать не только автобиографию, даже не литературу собственно, а вот хотя бы критику. Совестно, прежде всего, что это не Большая Литература, а всего лишь рецензия. И что она, уж наверно, не столь хороша, сколь могла бы быть. Позорно, наконец, все писать и писать, вместо того, скажем, чтобы, как все приличные люди в такую погоду, возлежать на пляже и любоваться соблазнительными окрестностями.

  • Четвертый сон Веры Павловны: От халуцим до кибупиталистов

    Сегодня / Нон-фикшн Давид Гарт 21 января 2009

    Для многих евреев, born in the USSR, Израиль был страной подлинных сущностей, чьи фальшивые копии в изобилии навязывала первая родина. Если советский социализм был полностью дискредитирован, то социализм израильский, вкупе с милитаризмом и патриотизмом, представлялся ценностью истинной, и кибуцы, радужный антипод ненавистных колхозов, – его частью.

  • Яурэйские мифологемы в Башне над Рекой

    Сегодня / Репортажи Давид Гарт 22 декабря 2008

    Удивительные истории рассказывают некоторые ученые. А ведь если бы не люди эти, что роются в коллективном и прочих бессознательных, так и не узнал бы мир о том, кто такие мифологемы и как они нами крутят и вертят. Читайте о таинственном в репортаже с конференции центра "Сэфер" и Института славяноведения РАН.

  • Парать-пать-пать, в семнадцатом году

    Сегодня / Пули над Бродвеем Давид Гарт 4 декабря 2008

    «Морфий» – фильм про тот год, про который не может быть неисторических фильмов, и тем не менее портрета эпохи тут нет. Лев Аронович Горенбург единственный из именных персонажей чувствует биение часов истории и действует в соответствии с этим – вступает в РСДРП, надевает кожаную тужурку и перевоплощается в решительного и наглого комиссара Горенбурга, предводителя русских солдат и чухонских матросов. Лев Аронович? Лев Давидович?

  • Роман-месть, или Всё о Еве

    Сегодня / Фикшн Давид Гарт 26 ноября 2008

    Старый знакомец читателей Рота, alter ego писателя Натан Цукерман снова с нами, снова в послевоенной Америке, в еврейском городке Ньюарке. Политический фон на этот раз – холодные 50-е, эпоха маккартизма с ее «красной истерией» – поисками коммунистов под каждой лавкой и гонениями на левую интеллигенцию.

  • ...Забвена буди десница моя

    Сегодня / Фикшн Давид Гарт 6 октября 2008

    На протяжении четырехсот страниц 60-летний миланский букинист-интеллектуал Ямбо восстанавливает свою детскую и юношескую память, сидя на чердаке деревенского дома – среди пыли и паутины, книжек, журналов, газет, комиксов, открыток, пластинок.

  • Д-р Хаус, Бог и история

    Давид Гарт 16 сентября 2008

    Он – единственный Избранный в клинике, он избран заведующей Кадди, и несмотря на все его вопиющее непослушание Кадди не даст в обиду своего любимца. Он всегда несчастен и, как Раб Господень из Книги пророка Исайи, страдает за грехи всего человечества. И именно он, единственный меж народами врачами, творит историю – без него жизни в клинике нет: так только, обеды, уколы да незначительные интриги, не более того.

  • У Черного моря...

    Сегодня / Репортажи Давид Гарт 22 августа 2008

    Кто не знает города О.! Или лучше просто – кто не знает Города! Впрочем, есть такие, которые не знают и знать не хотят, а есть такие, которые видят во сне, а есть еще люди трезвые и практичные, которые просто делают там всякие дела.

  • Любовь и голуби

    Сегодня / Фикшн Давид Гарт 16 июня 2008

    Главного героя нового романа мы встречаем как старого знакомца. Инфантилен, эгоистичен, невеликодушен; воспитывался не родным отцом, плоховато социализирован, бездетен, квазибрак с квазисестрой; и, конечно же, главная тема, звучащая всеми фанфарами, скрипочками, дудочками, свистом иерусалимского ветра и шелестом голубиных крыльев, — мама и мальчик.